ОБЫЧНЫЙ САЙТ

Самарский областной художественный музей

Samara art museum
  • О музее
  • Информация для посетителей
  • История
  • Коллекция
  • Постоянные экспозиции
  • Выставки и мероприятия
  • Выставки и мероприятия



    Выставка Михаила Нестерова "Под небом Нестерова" из коллекции Башкирского государственного художественного музея им. М.Нестерова

    с 11 сентября 2014 по 24 ноября 2014

     

    Коллекция произведений Михаила Нестерова (1862–1942) в собрании Башкирского государственного художественного музея – одна из крупнейших в России: 108 экспонатов – живопись и графика и большой мемориальный раздел. Её хронологические рамки в основном – 1878–1917 годы; произведения советского времени единичны. Особый исследовательский интерес к произведениям дореволюционного периода легко объясним: именно тогда сформировалась и была реализована нравственно-эстетическая программа Нестерова, концептуальными положениями которой стали идея «пустынножития», тема гармонии человека и природы и поиски русского духовного Идеала.

    Среди произведений раннего периода – интерьер «Кабинет отца» (конец 1870-х?), эскиз картины «Домашний арест» (1883, ГТГ), картины «Тапёр» (1885), «Старый да малый (Дедушка и внучек)» (1887), завершающие этап, связанный для Нестерова с традициями передвижничества: для всех них характерен повышенный интерес художника к деталям быта и внешней характеристике персонажей.

    М. Нестеров "Кабинет отца" (конец 1870-х). Холст, масло. Из коллекции Башкирского государственного художественного музея им. М.В. Нестерова

     

    С точки зрения поисков Нестеровым новых путей в искусстве особый интерес представляет этюд к портрету выдающейся украинской актрисы, примы Малороссийской труппы Марии Константиновны Заньковецкой (1860–1934). Портрет был создан в 1887 году под непосредственным впечатлением художника от игры актрисы в роли Наймычки в одноимённой драме И.К. Карпенко-Карого. Потрясённый увиденным, Нестеров писал: «Передо мной женственная, такая гибкая фигура, усталое бледное лицо не первой молодости, лицо сложное, нервное, вокруг чудесных задумчивых, быть может, печальных глаз – тёмные круги... рот скорбный, горячечный...» Но созданный портрет не удовлетворил его и потому был уничтожен, единственное, что осталось – этюд, значение которого для дальнейшего творчества Нестерова трудно переоценить. Он свидетельствует о наметившемся к середине 1880-х годов переосмыслении Нестерова главного для него вопроса – смысловой трактовки образа: отныне его интересует внутренний мир человека, а не его внешние характеристики.

    В 1889 году в Уфе Нестеров завершил одно из главных своих произведений – картину «Пустынник» (1888–1889, ГРМ), в которой «зазвучала» только его, нестеровская, тема, определённая им самим как «...поэзия одиночества, страстного искания счастья, тишины и душевного покоя». После возвращения из первого заграничного путешествия художник начинает работать над циклом картин, посвящённых жизни и деяниям Сергия Радонежского – выдающегося церковного и политического деятеля конца ХIV века, основателя Троице-Сергиевой лавры, сделавшего неоценимо много для распространения на Руси грамотности и культуры, одного из вдохновителей русского народа на борьбу с татаро-монгольскими захватчиками, благословившего князя Дмитрия Донского на Куликовскую битву 1380 года.

    Голова молящегося юноши. Этюд к картине «Юность преподобного Сергия Радонежского» (1892-1897). Холст на картоне, масло. Из коллекции Башкирского государственного художественного музея им. М.В. Нестерова

     

    Образ Сергия (в миру – Варфоломея) – один из любимейших образов Нестерова, и обращение к нему как к носителю высокой духовной идеи было вызвано ещё и внезапным горем: в 1886 году после родов умирает его горячо любимая жена М.И. Мартыновская. В качестве спасения он настойчиво ищет новую тему и нового героя. Таким героем и стал Сергий, а вместе с ним была найдена тема. Произведения «Сергиевского цикла» знаменуют главное – принципиальный отход Нестерова от социальных идей передвижничества. Большое влияние на существо складывающейся этической программы Нестерова оказали принципы «толстовства», суть которых – в необходимости нравственного очищения человеческой души. Первым произведением «Сергиевского цикла» стала картина «Видение отроку Варфоломею» (1889–1890; ГТГ). В Башкирском художественном музее хранится первый (неоконченный) вариант картины, в котором написана только верхняя, «абрамцевская» часть: работая над картиной в Уфе и будучи в это время больным, Нестеров нечаянно повредил холст, и ему пришлось переписывать картину заново. Его ценность трудно переоценить: он позволяет почувствовать и понять творческую «кухню» художника. Мы видим, что Нестеров работает без подмалёвка, сразу по рисунку, то есть почти иконописно, с предельным вниманием к деталям и заботясь о гармонии целого.

    М. Нестеров "Видение отроку Варфоломею". Первый неоконченный вариант (1889). Холст, масло. Из коллекции Башкирского государственного художественного музея им. М.В. Нестерова

     

    К «Сергиевскому циклу» относятся и этюд «Голова молящегося юноши» и эскиз «Юность Преподобного Сергия Радонежского» (оба – 1891), являющиеся вспомогательным материалом к одноимённой картине (18921897, ГТГ). В отличие от светлого образа Варфоломея, образы в этих произведениях отличаются состоянием мистической экзальтации. Эта новая и не лучшая для Нестерова черта стала отличительной особенностью его творчества II половины 1890-х годов. Её появление было связано с вышеуказанными причинами и нравственными исканиями художника, проявившимися уже в росписях Владимирского собора в Киеве, над которыми он работал в 1891–1895 годах: прежняя конкретность видения входила во внутреннее противоречие с желанием изобразить некую возвышенную идею духовной жизни в форме религиозного самоотречения. В обоих произведениях визуальной сублимацией этой идеи стали огромные вопрошающие глаза, выражающие состояние внутренней отрешённости, доходящей до экзальтации. В то же время картина «Царица Александра и Николай Чудотворец» (1897) вновь возвращает нас к «варфоломеевской» кротости и мечтательности. При общей торжественности композиционно-колористического решения, производного от стилистики модерна (фигуры в рост, доминирование синего, красного, охристо-зелёного и сусального золота), это произведение – ещё один пример нестеровского лиризма.

    1900-е годы стали для Нестерова этапным периодом: они ознаменовались страстным желанием художника выйти из того душевного и творческого кризиса, который стал его реакцией на социально-политические потрясения в стране. Но удаётся это Нестерову не сразу: эмоциональная окрашенность многих его произведений – душевная тревожность, неудовлетворённость, внутреннее одиночество. В коллекции музея этот период представлен рядом произведений, в том числе графическим эскизом «Александр Невский» и картоном, изображающим три женские фигуры. Характерная для этих образов духовная красота не скрывает, тем не менее, драматизма того состояния, в котором находился Нестеров в те годы. Ко времени его работы в Абастуманском храме относится и ряд пейзажей юга России, в том числе «Абастуман» и «Крым» (оба – 1900).

    События революции 1905 года, ощущение кризисных моментов в собственном творчестве толкнули Нестерова на новый путь – путь портретной живописи. Среди портретов этого времени – «Портрет Е.П. Нестеровой» - второй жены художника, написанный в августе 1906 года в селе Княгинино под Харьковом. Екатерина Петровна Нестерова (в девичестве Васильева) была родной сестрой Павла Петровича Васильева – деда Александра Александровича Васильева. Эмоциональной доминантой портрета стала внутренняя приподнятость и строгая возвышенность образа. Во многом эта столь типичная для нестеровских образов эмоциональная характеристика достигается композиционным приёмом «фигура в рост», используемым, как правило, в репрезентативных портретах, и «виденческой» гармонией человека и природы. Нестеровский лиризм, наполнивший все его женские образы особой трогательностью и поэзией, находит воплощение и во многих пейзажах, в том числе уральских с их «почти щемящей одухотворённостью». Таковы пейзажи «Река Белая» (1909), «На Урале» (1914), «Уральский пейзаж» (1900-е?).