ОБЫЧНЫЙ САЙТ

Самарский областной художественный музей

Samara art museum
  • О музее
  • Информация для посетителей
  • История
  • Коллекция
  • Постоянные экспозиции
  • Выставки и мероприятия
  • Видеогалерея
  • Виртуальные выставки


  • Шишкин И.И. Ель. Этюд

    Маковский В.Е. Две сестры (Две дочери)

    Архипов М.В. Портрет профессора Н.Н. Простосердова

    Айвазовский И.К. Утро в Гурзуфе

    Верещагин П.П. Вид Нижнего Новгорода

    Ледантю М.В. Кожевники на Куре

    Тропинин В.А. Портрет Боцигетти (Портрет дамы)

    Laurens J. Делакруа Э. Положение во гроб

    Выставки и мероприятия

    "Окольцованные Самарской Лукой. Самарский пейзаж 2-половины XIX– начала XXI вв"

    с 20 апреля 2022 по 19 июня 2022


     

    Самарский областной художественный музей представляет выставку «Окольцованные Самарской Лукой». Масштабная экспозиция посвящена самарскому Гению места, самарскому ландшафту, самарским художникам. В самом ее названии заключена метафора: художник сравнивается с птицей, которая, улетая на юг, весной обязательно возвращается домой, чтобы вывести свое потомство. Возникает ассоциация – кольцо на лапке у птицы и гигантское кольцо Луки совпадают в своем предназначении: кольцо служит идентификации птицы, Лука идентифицирует художника, взрастившего свое творческое видение в ее пределах.

    Выставка охватывает период со 2-й половины ХIХ до начала ХХI века. Начало самарскому пейзажу было положено К.П. Головкиным (1871-1925), который явился подлинным предтечей самарских пейзажистов последующего времени. В своих работах Головкин выявил мотивы, характерные для ландшафта Самарской Луки и особое внимание уделил природному «феномену» этих мест – дереву осокорь (черный тополь).

    Расцвет самарского пейзажа приходится на 1950-е – 1960-е годы, когда в Куйбышев после окончания художественных учебных заведений возвращаются В.З. Пурыгин, Г.В. Филатов, И.Е. Комиссаров, А.А.Кулаковский, Ю.И.Филиппов, Н.Ф.Шеин и другие молодые художники. Это время хрущевской оттепели, тесной творческой консолидации и энтузиазма. Главная их цель в эту героическую эпоху, как ее сформулировала партия, – изображение трудового подвига советского народа. Все свои силы они должны направить на создание художественной летописи грандиозной стройки века – Волжской ГЭС им. Ленина. Так появляется знаковая для того времени картина «На Жигулевском море» (1957) О. Карташева, где поставленная автором задача заключалась в изображении нового облика этих мест.

    Однако в эпоху брежневского застоя в советском искусстве имеет место процесс преобразования «героической» станковой картины в картину-панно, где на первый план выходит праздничное, декоративное начало. Параллельно с этим все большую роль начинает играть этюд, который воспринимается уже не как предварительное изучение натуры, но как своего рода отдушина для передачи лирических переживаний автора.

    В этюдных работах Филатова 1970-х находят свое тонкое воплощение переходные состояния природы, его этюды приобретают «картинность», не утрачивая при этом камерности. В них проявляется качество, которое свойственно и произведениям таких прекрасных самарских колористов, как И.В.Карпунов, И.Е.Комиссаров, Н.Ф.Шеин, достигающих высокой степени гармоничности цветового решения в стремлении воплотить некую идеальную красоту природного мира.

    Средняя Волга в удивительном завороте Самарской Луки окольцевала наших художников, привязав их к этому уникальному месту на земле. Она стала главной героиней произведений Валентина Захаровича Пурыгина, одного из самых ярких и противоречивых самарских художников. Пурыгин также обратил внимание на особую характерность дерева осокорь, не прошедшую мимо внимания Головкина, великолепно живописал его в своих ранних работах, наполнил его новым содержанием. В этюдах художника, написанных на противоположном берегу Волги, жизнерадостные купальщики развешивают одежду на корягах – останках гигантских осокорей, жертв эпохальных шагов прогресса по самарской земле: поднявшаяся после постройки ГЭС вода подмыла их, разрушив берега. Стремясь максимально заострить тему трагедии естественной природы, страдающей от человеческих рук, Пурыгин уже в конце 1960-х незаметно перешел из пространства природы в мир архетипических символов и аллегорий, любимые свои осокори он заместил языческими богами. Горящий же, фовистски-напряженный город стал в его понимании зоной риска для человека.

    Безусловно, что творческую индивидуальность Пурыгин обрел во многом благодаря своей феноменальной укорененности в самарской почве: всю жизнь он оставался подключен к конкретным метафизическим ценностям места. Характерно, что в процессе творчества чуткий художник не только и не столько «портретирует» самарский природный ландшафт, - в определенной мере ценности этого ландшафта как бы перестраивают его изнутри, программируют.

    Показателен путь, который прошел Н.Ф.Шеин. Мотивы его живописных этюдов, написанных на Бахиловой поляне и в деревне Бахилово в 1970-е годы отсылают нас к удивительной красоте природы Жигулей, показанной им в постоянном потоке превращений. На новом этапе творческого обобщения в конце 1970-х - начале 80-х годов он постепенно приходит к некоей универсальной форме – овалу. Кажется, что самим появлением такой парящей формы художник обязан своей тесной связью с метафизическим ландшафтом Самарской Луки, ее окольцованностью, замкнутостью на себя.

    Творчество Н.В. Карпунова основано на законах примитива. Любая его композиция   универсальна и имеет своим прототипом Мировое древо. Внешне в его работах нет ничего, непосредственно отсылающего нас к реалиям Самарской Луки, однако художник находился в некоей таинственной связи с этим миром, был напрямую подключен к мудрости Природы, зажигая свою свечу от ее огня...

    Хотя лик нашего самарского Гения места до конца неясен, преломляясь по-разному в творчестве наших пейзажистов, он постоянно манит в свою заколдованную вотчину, продолжая привлекать современную творческую молодежь.

     

    Открытие состоится 20 апреля в 18:00!
    Вход свободный.

    В остальные дни 200 рублей полный билет, 100 рублей льготный.