ОБЫЧНЫЙ САЙТ

Самарский областной художественный музей

Samara art museum
  • О музее
  • Информация для посетителей
  • История
  • Коллекция
  • Постоянные экспозиции
  • Выставки и мероприятия
  • Видеогалерея
  • Виртуальные выставки


  • Верещагин П.П. Вид Нижнего Новгорода

    Айвазовский И.К. Утро в Гурзуфе

    Маковский В.Е. Две сестры (Две дочери)

    Шишкин И.И. Ель. Этюд

    Laurens J. Делакруа Э. Положение во гроб

    Аверьянов Б.Я. Вечереет

    Архипов М.В. Портрет профессора Н.Н. Простосердова

    Тропинин В.А. Портрет Боцигетти (Портрет дамы)

    Выставки и мероприятия

    Выставка «Юрий Злотников. Живопись, графика 1957 – 2013»

    с 15 июля 2013 по 8 сентября 2013

    Самарский художественный музей представляет первую в истории Самары персональную выставку выдающегося российского абстракциониста, классика послевоенного неофициального искусства Юрия Злотникова (Москва). С этим именем связан целый этап развития российского искусства второй половины ХХ века. В ситуации культурной катастрофы, вызванной десятилетиями тоталитаризма, когда современное искусство потеряло весь энергетический заряд авангарда, именно творчество Злотникова явилось мостиком, связавшим художественные поиски послевоенного времени с достижениями русской культуры первой четверти века.

    Творчество Злотникова было оппозицией не только «правому» крылу советского искусства, от официоза до разрешенного «молодежного» сюрреализма, но и "левому", нонконформистскому лагерю  — как поколению «шестидесятников», так и более позднему московскому концептуализму. Художник преобразовал жизнестроительный импульс модернизма, у которого на всем протяжении советской истории не находилось широкого адресата. И сегодня, когда в актуальном российском искусстве вновь поднимается вопрос о формальном языке изображения, роль творческих достижений Злотникова трудно переоценить. Пространство, форма, цвет, движение, ритм – таковы центральные темы художника, за каждой из которых стоят вопросы широкого философского и естественно-научного плана. В экспозицию вошло около сорока работ мастера разных лет. 

    «Злотников воспринимал русский авангард не как закончившуюся эпоху, по которой возможны только ностальгия или ирония, а как еще вполне актуальную модель для продолжения поисков. Его первая и самая известная серия работ — создававшаяся в 1957-62 годах «Сигнальная система» — наверное, самое значительное явление русского послевоенного абстракционизма. По набившему оскомину разделению оттепельных интеллектуалов Злотников скорее физик, чем лирик. Его «сигналы» — полосы, пятна, точки и множества на белом холсте — были попыткой научного исследования самого строения живописи, ее воздействия, основополагающих реакций зрителя на микроскопические единицы искусства. В этом смысле ранний Злотников, несмотря на свой отчетливый минимализм, из великих абстракционистов ближе всего к размашистому Кандинскому. Однако если Кандинский скорее шел от живописи к подобию науки, со Злотниковым было наоборот. «Сигнальная система» — художественное продолжение разлитых в воздухе советских шестидесятых увлечений психофизиологией и кибернетикой, можно их увязать и с появившейся вскоре семиотикой» («Ъ-Weekend»).

    «При всем интересе к техническим достижениям цивилизации и к научным проблемам, Злотников подходит к ним как художник, опирающийся прежде всего на творческую интуицию. А это означает, что перед нами не только исследователь закономерностей окружающего мироздания, но созидатель собственного космоса. <…> Пространство доминирует здесь над формой и цветом. <…> всюду можно видеть, как штрихи и формы парят в удивительно энергетически активном пространстве, занимающем все паузы и промежутки между линиями каждой композиции и диктующем их направление. Приверженность приоритету пространства над объемом и всякой формой, и об этом можно говорить уверенно – удел художников, которым внятны универсальные, общечеловеческие, глобальные проблемы» (Андрей Толстой).

     

    «Его искусство, как и его суждения об искусстве, лишены восторженного придыхания и даже примеси мистического, часто фальшивого, восторга. То есть абстракция — это весьма конкретная вещь; как Злотников говорит, рентген для интеллектуальных способностей, вернее — способностей не включать интеллект, где не след» (Константин Агунович, «Афиша»).